ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава

Дружное троекратное «ура» партизан оглушило округи.

ПРЕПОДАННЫЙ УРОК

По всему чувствовалось, что наше пребывание на Князь‑озере подходит к концу. Раненые и нездоровые высланы, кроме Володи Савкина, здоровье которого начало поправляться, нужные грузы практически на сто процентов получены. Ну и обстановка складывалась не в нашу пользу. Возвратились из разведки Гапоненко, Землянко, Остроухов и ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава Лучинский и сказали о сосредоточении германцев вокруг сел, занятых нашим соединением. К тому же фашистские самолеты разбомбили наш аэродром. Было надо уходить.

Вечерком 2 февраля все подразделения были готовы к выступлению на марш. Но в один момент налетел сильный снежный буран. Пришлось задержаться. Партизан расположили по избам, а обоз ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава укрыли во дворах, не выпрягая лошадок.

В переполненной избе, где расположились лазутчики, было тесновато и душно. Но и на улицу выходить не хотелось. Практически всю ночь крутила беспросветная метель. Стук вьюшки, подвывание ветра в дымопроводе и потрескивание лучины уводили куда‑то в дальнее прошедшее, навеянное притчами и пушкинскими стихами ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава. Закроешь глаза, и представится для тебя старушка, которая спит «под жужжанье собственного веретена»… На миг в памяти промелькнуло детство, проведенное на хуторе. Клуба у нас тогда не было, а о кино мы и представления не имели. Собиралась молодежь в тесноватой и душноватой хатенке вдовы Ульяны Михайловны Чеховой. Время от ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава времени и нам, детям, удавалось втиснуться в хату, забраться в уголок и посиживать там, затаив дыхание, чтоб не выгнали старшие.

На вечеринках девицы пряли, а мужчины грызли семена и ведали сказки и ужасы про ведьм. Тогда‑то я и вызнал, что колдунью может уничтожить только средний отпрыск, притом обязательно ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава левой рукою… Бывало и так, что заиграет гармошка. Тогда прялки ставили к стене либо выносили в сенцы, и начинались танцы.

А стоило только открыть глаза, поглядеть вокруг себя на вооруженных товарищей, и мираж прошедшего исчезал. Ненавистное слово «война» заполнило все окружающее. Это по воле войны я и ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава мои товарищи оторваны от семей и обречены на мучения. Это по воле войны мы сгрудились в этой тесноватой избушке в ожидании команды на выступление в поход непогожей зимней ночкой…

Открылась дверь, и на пороге в клубах морозного облака появился связной Миша Семенистый.

– Приготовиться к движению! – передал он приказ командования.

Дом оживился. Лазутчики ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава подымались, нехотя выходили на улицу и попадали в объятия крепкого мороза. Ветер ослабел, но еще продолжал срывать снег с козырьков сугробов и гнать поземку. Предрассветное небо сияло темными провалами меж рваными, стремительно бегущими тучами.

Вывели подводы из дворов. Рота растянулась повдоль улицы. Послышалась команда: «Вперед!» Колонна пришла в движение ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава. Князь‑озеро оставалось сзади…

Рассвет застал нас в лесу. Ветер к этому времени утих, установилась тишь, нарушаемая только фырканьем лошадок да шорохом передвигающейся колонны. Путь наш проходил посреди пушистых елей, покрытых белоснежными шапками снега.

Ночкой завируха замела все стежки‑дорожки. Земля покрыта практически метровым слоем снега. Лошадки по брюхо ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава увязали в сугробах и с трудом пробивали дорогу. На первых же километрах от разгоряченных лошадок повалил пар. В особенности тяжело приходилось тем, которые двигались в дозоре. Для прокладки санного пути я через каждые два‑три километра вперед выдвигал то взвод Гапоненко, то взвод Мычко. Прямо за главразведкой ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава шла 3-я рота, а за ней уже по накатанной санной дороге тянулась пятикилометровая колонна всего соединения.

За спиной взошло багровое от мороза солнце и осветило длинноватую зигзагообразную ленту обоза, который ясно выделялся на фоне снега.

Обгоняя колонну, верхом на белоснежной лошадки, нас догонял комиссар.

Лазутчики ожили, старались принять ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава молодцеватый вид.

– Доброе утро, Семен Васильевич! – заговорили лазутчики наперерыв, как комиссар поравнялся с нашими санями.

– Здрасти, здрасти, глаза и уши! – забавно ответил на приветствия Руднев. Перевел лошадка с рыси на шаг и спросил: – Как настроение?

– Настроение не плохое. Кончилось сиденье, – ответил Черемушкин.

– Только вот погода меня волнует. Ни одного облачка. Того ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава и гляди самолеты появятся, – высказал беспокойство Ковалев.

Комиссар поглядел ввысь, казалось, желал убедиться, вправду ли нет ни одного облачка, а потом успокоил:

– Ничего, пока немцы пронюхают, что в Ляховичах никого нет, свяжутся с летчиками, тем временем пройдет маленький зимний денек. Ну и мы уйдем далековато, пусть тогда ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава отыскивают ветер в поле. – Семен Васильевич поглядел на вспотевших лошадок и отдал приказ: – Сделайте привал минут на пятнадцать.

– Оцэ дило, – обрадовался наш ездовой Иван Селезнев, останавливая лошадок. Он не спеша выкарабкался из розвальней, покрыл попонами вспотевших лошадок, разнуздал и, положив перед ними охапку сена, произнес: – Набирайтесь сил, родные!

Лошадка комиссара Черемушкин ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава привязал к саням.

Партизаны соскакивали с саней и разминали отекшие от долговременной езды ноги. Курящие доставали кисеты и коробки с махоркой и крутили самокрутки.

– Закурите, товарищ комиссар, – предложил Журов, раскрывая футляр карманного фонаря, адаптированный им заместо портсигара...

Лазутчики плотным кольцом обступили Руднева.

– Представляю, как разозлятся фрицы, не найдя нас в ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава Ляховичах, – произнес Костя Стрелюк.

– Могут экзекуцию над жителями учинить, – поддержал разговор Маркиданов.

– Это в их нраве, – согласился Лапин.

– А я так думаю, кинутся гитлеровцы по нашим следам, – отозвался Ковалев. – Видите, какую мы дорогу за собой оставили?

– Мы уйдем, а белорусским партизанам придется повоевать. Хотя их и предупредили ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава о нашем уходе, все таки будут дуться, произнесут, Ковпак привел германцев, – волновался Костя.

– Пусть повоюют, а другими словами такие партизаны, которые к тому же немца живого не лицезрели, – произнес неприметно подошедший командир конной разведки Саша Ленкин.

– Ну, Усач, брось, не поверю, чтоб такие партизаны были, – усомнился Черемушкин.

– Что брось? Посиживают для ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава себя в лесу посреди болот, выставили заставы, заминировали все подступы и носа не кажут, – поддержал Ленкина Федя Мычко.

– По‑вашему выходит, только мы и воюем? – спросил Стрелюк. – А диверсионные группы?

– Подумаешь, диверсанты! Поставят мины – и в кустики, а немцы вытащат их и преспокойно для себя разъезжают.

Посреди присутствующих нашлись ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава сторонники и противники Ленкина. Разгорелся горячий спор. Комиссар, пристально следивший за перепалкой партизан, решил вмешаться.

– Я всегда ценю в людях любовь к собственному соединению, отряду, роте, взводу, отделению, – начал с жаром Семен Васильевич. – Каждый партизан должен дорожить честью подразделения, как собственной своей.

Лазутчики пристально слушали комиссара. Саша Ленкин ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава удовлетворенно подкручивал пышноватые усы и кидал победные взоры на собственных «противников».

– Но в корне некорректно охаивать наших братьев по совместной борьбе из других отрядов, – продолжал Руднев. – Нужно быть справедливым в оценке их действий… Каждый партизанский отряд решает посильные ему задачки. Диверсионные отряды и группы ведут «рельсовую войну ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава». Нужно дать им подабающее, в этом они преуспевают. И нам есть чему у их поучиться. Не считая ликвидирования воинских эшелонов, они приковывают значимые силы германцев для охраны стальных дорог… Есть и такие отряды, которые только ведут разведку. Такую задачку делала группа капитана Бережного до присоединения к нам. Что все-таки ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава, прикажешь им крушить германские гарнизоны? Это не их дело, ну и не под силу.

– А местные отряды? – не сдавался Ленкин.

– Они тоже решают свои задачки, – ответил Руднев. – Уничтожают полицейских, маленькие группы германцев, защищают население от неприятеля… Естественно, не все отряды равноценны. Еще есть слабенькие. С течением времени они окрепнут, приобретут боевой ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава опыт и будут вести войну не ужаснее других. Ведь наше соединение стало таким, каким оно есть на данный момент, не вдруг. Были и у нас огромные трудности, а время от времени и беды. Они и на данный момент есть. Принципиально осознать, что некие отряды плохо ведут войну ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава не поэтому, что не желают, а, приемущественно, так как еще не могут, вооружены слабо, а их командиры неопытны. Наша задачка посодействовать им вооружением и советом.

– Что ни гласите, Семен Васильевич, а лучше нашего отряда нет! – решительно произнес Саша Ленкин, не хотя открыто признать собственного поражения.

– Ну и хватил, Усач! – засмеялся Черемушкин ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава.

– Оговаривать это, означает, признать, что я, как комиссар, ни черта не делаю, грош стоимость такому комиссару, – произнес Руднев и положил обе руки на могучие плечи Ленкина. – А тебя, Саша, благодарю за любовь к собственной родной части… А сейчас в путь!

Лазутчики заняли свои места. Вперед вырвались лихие кавалеристы Саши ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава Ленкина, сопровождавшие санки с радистами. Прямо за ними умчалась кавалькада квартирьеров – представителей от рот. В тех случаях, когда марш совершался на местности, контролируемой партизанами, и встреча с противником не достаточно‑ [291] возможна, мы обычно вперед высылали радистов под прикрытием конного взвода. Радисты останавливались в определенные часы и ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава к подходу колонны воспринимали сводку Совинформбюро. Так было и сейчас.

Колонна тронулась. Руднев стоял на обочине дороги, нежно улыбался и приветливо махал рукою проезжающим мимо партизанам.

Длительно ехали молчком. Я находился под впечатлением только-только услышанного разговора.

– Неплохой урок преподал нам Семен Васильевич, – нарушил молчание Ковалев. – Здесь мы переборщили.

– В чем ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава?

– Прививали партизанам любовь только к собственному отряду.

– Но мы же не гласили, что другие отряды нехорошие.

– Но и неплохого о их ничего не гласили, частично поэтому, что и сами не знали. А мы с тобой должны знать, – развивал свою идея политрук. – Ведь нашим людям первым приходится соприкасаться с ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава примыкающими партизанскими отрядами. Мы первыми должны узнавать о их боевой деятельности. Посреди неких товарищей появилось зазнайство, кичливость.

– Ты о Ленкине говоришь?

– Нет. Сашу я довольно отлично знаю. Он человек суровый.

– И гордый, – воткнул я.

– От гордости у него и мозг за разум зашел, появилось пренебрежение к другим отрядам…

За дискуссиями мы ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава неприметно приехали в Милевичи. Тут была намечена остановка на отдых. При заезде в село нас повстречал Саша Ленкин с квартирьерами.

– Слыхали новость? – спросил Саша возбужденно.

– Какую?

– Вася Мошин только-только принял сводку Совинформбюро, – торопился выложить новость Ленкин. – Нашими войсками удачно завершена ликвидация гитлеровских войск, окруженных у ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава берегов Волги.

Захвачены огромные трофеи. Уйма пленных, даже один фельдмаршал…

– Придется фюреру еще идти к гадальщице, – произнес Черемушкин.

– Он без гадальщицы уже по всему фатерлянду объявил трехдневный траур, – продолжал Усач.

– Да ну! – опешил Юра Корольков. – Видать, туго ему приходится.

– Еще бы!

– И на нашей улице наступил праздничек, – пробасил Журов.

– Нет ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава, Леша, это только подготовка, а праздничек впереди, – поправил Гапоненко.

Прослышав о новостях, к нам подходили партизаны из других рот. Квартирьеры запамятовали о том, что им нужно разводить свои подразделения по хатам. Скоро вокруг Ленкина выросла масса и заградила улицу. Каждому хотелось услышать подробности. Не увидели, как подъехал командир ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава.

– Шо ты мне здесь байками занимаешься, пробку устраиваешь! – накинулся Ковпак на Ленкина…

В защиту Усача сходу выступило более 10-ка партизан. Они возбужденно заговорили на различные голоса:

– Германцев…

– Окруженных на Волге…

– Зничтожили! – перекричал всех Мычко.

На лице Сидора Артемовича появилась удовлетворенная ухмылка.

– Цэ дуже добре, – произнес он, смягчившись. – Только дорогу ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава все таки высвободите… Так гласите, крышка фашистам?

– Крышка, товарищ командир, – подтвердил Гапоненко.

– В таком случае треба салютом отметить успехи нашей армии.

– Это мы мигом, – живо отозвался Зяблицкий, снимая с плеча автомат.

– Не‑е‑е, хлопче, не здесь, а там, – указал Ковпак на юг, где проходила стальная дорога.

Идею командира ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава о салюте на «железке» поддержал комиссар. Для проведения диверсий выделили по две роты от первого и 4-ого батальонов…

Через двое суток командиры рот должили о выполнении задания. На перегоне Житковичи – Старушки пущен под откос эшелон. Уничтожен паровоз и семь вагонов. На перегоне Микашевичи – Житковичи пущен под откос эшелон с войсками ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава. Уничтожен паровоз, восемнадцать вагонов и около 100 пятидесяти человек. Меж станциями Синкевичи и Микашевичи, около села Ситницы, взорван жд мост длиной в пятнадцать метров. Тут же взорван паровоз и два вагона и обстрелян эшелон с войсками, которые прибыли на выручку. Убито 50 гитлеровцев.

– Три паровоза, 20 семь вагонов, мост и около двухсотен ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава убитых – достойный салют, – подытожил удовлетворенный Руднев.

– К этому следует прибавить еще то, что движение на дороге остановлено, по последней мере, на день, – добавил Ковпак?

«ДЯДЯ ПЕТЯ»

В первый раз с партизанами «дяди Пети» я повстречался сначала декабря прошедшего года под Домбровицей. С того времени куда бы ни пошли наши лазутчики ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава – к Давид‑городку, Столину, Пинску, Сарнам – всегда сталкивались с диверсионными и разведывательными группами этого отряда. Меж нами само собой установилось взаимодействие. Но кто таковой «дядя Петя»? Для нас это оставалось загадкой. О командире принято судить по делам его отряда. Самым справедливым арбитром деяния партизан являлись местные обитатели. А ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава они очень тепло откликались о партизанах и самом командире отряда.

Вроде бы ни были многочисленны и зигзагообразны партизанские дороги, да и на их встречаешь того, кто тебя интересует.

Так случилось и сейчас.

Переправившись через Припять, посреди февраля мы вышли на местность Ровенской области. На отдых расположились в Мульчицах ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава Рафаловского района.

Всегда, как мы останавливались в каком‑или селе, к нам приезжали гости из местных отрядов. Одни за тем, чтоб посоветоваться с опытнейшеми партизанскими командирами Ковпаком и Рудневым, другие – в надежде раздобыть боеприпасов и взрывчатки, а третьи – просто для того, чтоб познакомиться и слушать рассказ Сидора Артемовича о Большой земле, о ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава Москве, о Кремле. Потому, когда тихим морозным днем, по немного припорошенным лохматым снегом улицам Мульчиц к нашему штабу подкатили санки, никто этому не опешил. Не выразили особенного любопытства ковпаковцы тогда и, когда гости в сопровождении Вершигоры прошли в хату, где располагался Ковпак…

Через некое время к ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава нам пришел командир роты минеров Абрамов.

– Горе мне с этими гостями, – сокрушался Абрамов. – Старик раздобрился, скоро весь тол раздаст. Вот и на данный момент кто‑то прикатил…

– «Дядя Петя» приехал, – ответил Ковалев, только-только возвратившийся от комиссара.

– Кто? – переспросил я.

– Командир отряда – «дядя Петя», – повторил политрук.

Это внезапное сообщение ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава пробудило во мне энтузиазм к гостям. Не считая обычного желания познакомиться с человеком, чье имя встречалось на каждом шагу, мною правили и другие, проф чувства. Я возлагал надежды получить подробные сведения о работе и охране стальной дороги Ковель‑Сарны. Это существенно облегчило бы работу нашим лазутчикам.

Выслушав мои намерения, Иван Федорович ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава произнес:

– Не советую идти в штаб. Хозяева и гости заняты более суровыми делами, – он таинственно улыбнулся и добавил: – Денек рождения Семечки Васильевича справляют.

– О, это не жутко! Именинник таковой, что сам излишнего не выпьет ну и другим не позволит. Тем паче, что гости приехали по делу, – ответил ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава я. – Меня тревожит другой вопрос, как поведет себя этот самый «дядя»? Может быть, и знакомиться не пожелает. Произнесет – некогда…

– Мне кажется, он к таким не относится, – перебил меня Иван Федорович.

Выбрав удачный момент, когда гости переговорили с нашими командирами и собирались к отъезду, я зашел в штаб.

– Антон Петрович ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава, познакомьтесь с нашим лазутчиком. Меж иным, друг вашего капитана Банова, – представил меня Вершигора «дяде Пете».

Мы пожали друг дружке руки.

Итак вот он какой «дядя Петя», а поточнее Антон Петрович Бринский, о котором знают не только лишь местные обитатели, да и немцы. Среднего роста, широкоплечий, плотно затянутый ремнями кавалерийского снаряжения. По ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава выправке не тяжело додуматься, что перед тобой кадровый командир. Пушистые темные брови, из‑под которых строго, как мне показалось даже зло, поглядывали пронзительные сероватые глаза, плотно сжатый рот, закаленное зимними ветрами лицо, виски чуток тронуты сединой.

Услышав мою фамилию, Антон Петрович ожил.

– Так цэ ты подорвал жд ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава мост на Случи? – нерасторопно заговорил Бринский, пристально рассматривая меня, и сходу пропала суровость в его взоре. – Мне хлопцы ведали… Конкретно таким я тебя и представлял. Здорово у вас там вышло!

– При помощи ваших ребят, – произнес я, удивляясь преображению человека.

– Не скромничай! Какая уж там помощь! Они только проявили вам ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава дорогу, – переходя на дружественный тон продолжал Антон Петрович.

– Вы скажите, что у вас за отряд? Куда ни пойдешь, всюду «дядя Петя».

– Вот здорово! Означает, всюду? – забавно воскрикнул Бринский. – Дело в том, что в моем руководстве несколько отрядов. Вон они, командиры отрядов, – показал он в окно на группу партизан, стоявших у ворот ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава…

– Ты, Иван Иванович, расспроси обстановку. Достойные внимания вещи ведает «дядя Петя», – порекомендовал мне Петр Петрович.

– Признаться, я за этим и пришел.

Антон Петрович не сходу ответил. Он поразмыслил, а потом заговорил:

– С базы от Банова сказали – немцы начали облаву в лесах вокруг Князь‑озера. Утратив ваши следы, гитлеровцы ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава беснуются. Рыщут всюду. Для розыска Ковпака они в леса заслали собственных агентов. Несколько таких шпионов мы задержали и разоблачили. Так что будьте внимательны при приеме в отряд новичков… Германцев интересует ваш маршрут. Больше того, в Ковеле сосредоточиваются карательные отряды против партизан. За последние деньки усилена охрана стальных дорог. Меж ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава Ковелем и Сарнами курсирует бронепоезд.

Бринский гласил нерасторопно, просто, на российско‑украинском диалекте, присущем украинцам, которые долгое время прожили посреди российских, но так и не избавились от потребления украинских слов… Когда 1-го партизанского командира спросили: «На каком языке говорит «дядя Петя»?». Тот не задумываясь ответил: «На славянском!…»

– Почему ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава же ваши подрывники не расправятся с бронепоездом? – спросил я, проникаясь почтением к новенькому знакомому.

В очах Бринского на мгновение зажглись злые огоньки, но он сдержал себя и, стараясь быть размеренным, произнес:

– Если б вы не растрачивали заряда на мост у Млынка, а дали взрывчатку нам, то дело было бы лучше ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава. – Видя, что я его не сообразил, объяснил: – Этот мост мы специально сберегали. Он нужен нам для связи с отрядами. Больше того, вы пораздавали популяции весь припас картошки, которую захватили на спиртзаводе в Перекалье. Это была наша база, – Антон Петрович отвернулся и замолчал.

Молчали и мы с Вершигорой. Вправду ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава, вышло неблагополучно. Мост взорван, картошка роздана. Это так. Но кто знал, что все это принадлежит отрядам «дяди Пети»? По настороженному взору Петра Петровича я сообразил, что и его изумило это весть.

– Вы Ковпаку гласили? – спросил он Бринского.

– Да ну, с такими пустяками обращаться, – махнул рукою Антон Петрович, и уже более ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава умиротворенно продолжал: ‑ Все равно картошка не пропала, а пошла популяции. Население всегда нам поможет в тяжелую минутку. А вот взрывчатку жалко. Вы не сможете для себя представить, какую трудность мы испытываем в толе. Я отдал указание подрывникам, пускать под откос только те эшелоны, которые идут на восток. Разве ж ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава это дело?

– Как ведут себя наиблежайшие германские гарнизоны? Нередко устраивают облавы? – перевел я разговор в подходящем мне направлении.

– Не дают скучать. Вот и на данный момент они собрались было повести пришествие, и вдруг Ковпак объявился. Здесь уж одними местными гарнизонами и милицией не совладать… Мы имеем собственных людей в городке и ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава на станциях. Мероприятия германцев по борьбе с партизанами для нас не являются внезапными, – подумав, Антон Петрович добавил: – Естественно, бывают исключения… Ваш приход кстати. Население воспрянуло духом. Раз такое огромное соединение, как ваше, разгуливает по тылам неприятеля, означает у германцев дела швах. Это каждый усвоит…

Антон Петрович тщательно поведал ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава обстановку в Ровенской области. Оказывается, он имел связь со многими подпольными организациями в городках и отлично знал, что делается в окружении.

– Пойдете на юг – встретитесь с бандами националистов, – предостерег он. – Для отряда они не жутки, но небезопасны для маленьких разведывательных групп, потому что выдают себя за партизан, входят ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава в доверие, а позже устраивают ловушку.

– Нашим лазутчикам уже приходилось сталкиваться с ними, – произнес я.

– Позавчера из Степан‑Города я послал собственных хлопцев прощупать обстановку в окружающих селах, – вступил в разговор Вершигора. – При подходе к одной лесной деревушке их обстреляли. Олегу Фирсову прошило грудь, лицо и руку. Девять ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава ран… Лазутчики ворвались в деревню. Оказалось, там похозяйничали националисты. Из всех обитателей в живых осталось только четыре. Другие расстреляны и изрублены топорами. Жили в деревне поляки. Нужно популяции объяснять, с какой целью бродят шайки националистов и кому на руку их зверства.

– Мы этим увлечены, – произнес Антон Петрович. – С поляками установили связь ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава. Многие пришли к нам в отряд и хорошо ведут войну.

Разговор продолжался больше часа. Антон Петрович посодействовал мне более тщательно разобраться в окружающей обстановке. Отдал несколько советов по ведению разведки на Ровенщине.

В беседе с Бринским я кое‑что вызнал о его жизни. Невзирая на разницу в ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава возрасте, у нас было сильно много общего. Оба мы начали военную службу в кавалерии, испытали горечь отступления в 1-ые деньки войны. Антон Петрович, как и я, не знал, где находится семья. И, в конце концов, в тылу неприятеля мы оказались по заданию Разведывательного управления, с той только различием, что меня ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава с лазутчиками в тыл неприятеля перебросили на самолете, а он с восемнадцатью товарищами летом 1941 года перебежал линию фронта.

На прощание я поблагодарил Антона Петровича за помощь. Мы расстались друзьями.

Заканчивался маленький зимний денек. Солнце садилось за лесом. Улицы села заполнились партизанами и обозом. Ковпаковцы покидали Мульчицы, направляясь на ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава юг. А «дядя Петя», проводив нас, уезжал на запад, где действовали боевые отряды его соединения.

В моей памяти навечно сохранились мемуары об этой встрече. Расставаясь с Антоном Петровичем, я задумывался: чем этот человек заслужил любовь и почтение партизан и местных обитателей? И только семь лет спустя, когда мне довелось служить в соединении ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава, которым командовал Герой Русского Союза полковник Бринский, я сообразил, что мое 1-ое воспоминание было правильным. Недюжинные организаторские возможности сочетались у Антона Петровича с большущим личным притягательностью и верой в людей, которых он обожал и ценил. К нему всегда товарищи шли за советом и получали его.

– Антон Петрович ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава – это духовный человек, я бы произнес, гуманный человек, – увидел один из товарищей Бринского.

Такового представления о именитом ровенском партизане многие. Бринский вспахал почву для массовой партизанской борьбы на Ровенщине и Больше еще в 1942 году. И когда тут появился Бегма, а летом 1943 года Федоров, население хлынуло к партизанам тыщами.

ПО РОВЕНЩИНЕ

Обманчива ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава зима на Ровенщине. Февраль начался морозами и бурными метелями. Но во 2-ой половине месяца дыхнул теплом западный ветер. Закапало с крыш. Снег посерел и ишак, стал жидким. Утренние туманы съедали снежные сугробы. Ветки деревьев оголились от висевшей на их снежной бахромы. Лес потемнел. Томные черные облака проносились над головами ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава. На полях и лесных полянах появились бурые лысины. По всему было видно, скоро придется расстаться с санями, да и перебегать на тележки было еще рано. Погода заставляла нас торопиться, чтоб успеть окончить рейд до вскрытия рек.

Оттепель затрудняла деяния разведчиков. Приходилось передвигаться пешком. Как раз в это ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава время необходимо было в особенности кропотливо вести разведку. Гитлеровцам, видимо, удалось выяснить, что наше соединение вышло на местность Ровенской области. Их заинтересовывало, где мы находимся точно.

По дорогам рыскали германские лазутчики, по лесам и лесным деревушкам шныряли шпионы. Участились случаи встречи наших разведчиков с подразделениями германцев, полицейских и казачков.

16 февраля лейтенант ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава Осипчук с шестью лазутчиками получил задачку разведать гарнизон противника в районном центре Рафаловке. Отделение достигнуло Суходольских хуторов и увидело передвигающийся обоз. Стремительно оценив обстановку, Осипчук решил устроить засаду. Это было рискованное решение, потому что на подводах ехало более 100 гитлеровцев.

– Моя уверенность в успехе обусловливалась 2-мя причинами: внезапностью и решительностью действий ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава, – докладывал позже Осипчук.

Конкретно внезапность и решительная решительность позволили малеханькой группке партизан выиграть бой.

В отделении, не считая Осипчука, были отважные и находчивые лазутчики – Володя Богданов, Алексей Журов, Павел Лучинский, Семен Рыбальченко, Миша Демин и Иван Цебынин. Они замаскировались в лесу повдоль дороги с таким расчетом ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава, чтоб сразу взять под обстрел всю колонну. В случае беды партизаны могли отступить лесом. Сигналом для открытия огня являлся взрыв гранаты, которую был должен кинуть Осипчук.

– Впереди колонны метрах в двухстах на 2-ух подводах ехали 10 полицаев, видимо дозор, – говорил Осипчук. – Пропустили их. А когда пред нами растянулась вся колонна, я ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава бросил гранату и угодил в фронтальные санки. От фрицев только клочья полетели. Огнем из автомата накрыл неуспевших опамятоваться гитлеровцев на 2-ой и третьей подводах. В это время ребята забросали гранатами и обрушили автоматный огнь по остальным. Фашисты побросали санки, укрылись в лесу и начали отстреливаться… Не ввязываясь в долгий бой, мы ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава захватили пленника, подобрали восемь винтовок, сели на трофейные санки и умчались назад, – окончил Володя.

– Какие утраты нанесены противнику? – спросил я.

– Лицезрели восемь убитых. Есть и раненые, но сколько – не знаю точно.

– Куда же делся дозор?

– Хуторяне произнесли, что как началась стрельба, полицейские свернули на лесную дорогу и погнали лошадок ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава окружным методом.

Пленник на допросе сказал, что всего ехало 100 50 германцев, 20 восемь казачков и 10 полицейских…

– Ого! – опешил Ковалев, услышав показания пленника. – Рискованно поступили, товарищ Осипчук.

– Без риска в нашем деле не обойтись, – ответил польщенный лейтенант…

Продолжая движение на юг, соединение готовилось форсировать металлическую дорогу Ковель – Сарны. Деньком ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава у «железки» побывало отделение Антона Петровича Землянки.

Копотливый в движениях, жадный на слова, Антон Петрович, до того как начать доклад, потопчется на месте, поразмыслит, кашлянет в кулак, улыбнется собственной тихой, робкой ухмылкой, а потом уже начнет гласить. Докладывает кратко. В конце делает свои выводы. Так было и сейчас.

– Были на переезде ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава. На разъезде Лисова Гура – 100 германцев с пулеметами и минометами. Переезд в одном километре западнее разъезда, – гласил он степенно. – Охрана 6 человек. Дорогу патрулируют немцы по 6‑10 человек.

– Приличный патруль, – не терпел Черемушкин. – Ранее они прогуливались парами, а сейчас 10 человек. Пошевелить мозгами только! Сколько же фашистам будет нужно войск для охраны стальных ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава дорог? Целая армия!

– В Маневичах больше 100 гитлеровцев, – продолжал хладнокровно Землянко. – Дорогу держит под контролем бронепоезд.

Антон Петрович пошевелил мозгами и окончил:

– Считаю переезд в километре западнее Лисовой Гуры подходящим.

Результаты я доложил командованию.

– А раз подходящий, означает пойдем тут, – произнес Сидор Артемович. – Захват переезда на твоей совести…

Переезд захватили без ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава одного выстрела. Оставив отделение Землянки на охране переезда до подхода заслонов, я повел роту по маршруту. В это время со стороны Маневичей появился германский патруль. В недлинной перестрелке четыре гитлеровца были убиты, другие бежали. Стрельбу услышали на станции и на платформе, прицепленной к дрезине, подбросили человек 40 подкрепления. К этому ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава времени восьмая рота успела занять оборону, подбила дрезину и вступила в бой с противником.

Вспыхнула стрельба и слева, где со стороны Лисовой Гуры заслоном стала 5-ая рота. Засвистели пули над переездом.

Дорогу колонна пересекала на рысях. При форсировании стальной дороги во время боя принципиально, чтоб не создавалось ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава толкучки. Потому на переездах всегда стояли Базыма, Вершигора либо Войцехович. Они наблюдали за порядком. Сейчас Вершигора и Базыма торопили ездовых, сами подстегивали лошадок.

Колонна развила такую скорость, что мы еле успевали уходить от наседавшего авангарда. Но не всегда все идет благополучно. Время от времени ломаются либо опрокидываются подводы, обрываются ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава постромки либо же падают убитые лошадки.

При скрещении стальной дороги Ковель – Сарны сани Маркиданова, на которых он возил Володю Савкина, не оправившегося еще от перенесенного тифа, отстали. Стараясь нагнать колонну, Маркиданов пустил лошадок вскачь и не увидел большой выбоины на дороге. Влетев с полного ходу в колдобину, санки опрокинулись ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 19 глава. Савкин кубарем вывалился и попал в лужу, которая разлилась метрах в 5 от дороги. Ездовой вынул его, поднял санки, усадил хворого и пристроился к колонне.


shri-maharadzh-dzhi-i-shri-siddhi-ma.html
shri-ramana-maharshi-zhizn-i-put.html
shri-shrimad-a-ch-bhaktivedanta-svami-prabhupada-stranica-17.html