ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава

ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава

В конце концов в первом часу денька лазутчики узрели даму. Она появилась совершенно не с той стороны, откуда ее ожидали. Галя медлительно шла полем, собирала цветочки и пела песню. Лицезрев ребят, не изменила собственного поведения – продолжала петь и рвать цветочки. Когда женщина вошла в лес, к ней подошел Костя и спросил:

– Вы ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава Галя?

– Да, – кратко ответила чернобровая женщина, низкая, смуглолицая, с темными, туго заплетенными косами и букетом полевых цветов в руках.

– Вас, наверное, испугала мать? – спросил Костя, стараясь захватить размещение Гали.

– Моя мать и я не из пугливых, – произнесла женщина, кусая соломинку и пристально рассматривая незнакомого юношу.

– Где вы работаете ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава?

– Вам понятно. По другому бы вы не пришли.

– Скажите, к вам в лазарет не поступал мужик, раненный в животик? – без всяких обиняков перебежал к делу Стрелюк.

– В лазарете много покалеченых и многие из их в животик.

– Нас интересует товарищ, которого ваша милиция забрала у будочника.

– Милиция такая ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава же наша, как и ваша, – с обидой ответила женщина. Помолчала, вспоминая что‑то, потом добавила: – В лазарете есть раненый, которого немцы именуют десантником. За ним серьезный надзор. Его считают офицером, коммунистом. А мы все его боимся. Думаем, что гестапо специально подослало провокатора, чтоб выявить настроение персонала. Всё подпольщиков отыскивают ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава.

– А что, в Глухове есть подпольная организация? Может быть, вы с ними связь держите? – задал доверчивый вопрос Костя.

– Что вы? – замахала руками Галя. – Разве туда таких, как я, воспримут. Да, наверняка, немцы их сами сочиняют, чтоб был предлог для экзекуции с популяцией. Они уже не раз объявляли, что разгромили подпольщиков…

– Как здоровье ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава Леши?

– Какого Леши? Вашего товарища зовут Лешей? – спросила женщина. – Он никому не гласит ни фамилии, ни имени… Уже прогуливается, но рана запущена и плохо заживает.

– Это наш командир. Его нужно высвободить, – обрадовался Костя. – Ему нужно во что бы то ни стало устроить побег. Осознаете? Хоть какими средствами.

– Не ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава знаю, как это вам получится. Это очень тяжело, – произнесла вдумчиво Галя. – Лазарет охраняется. Вход на местность по пропускам.

– Мы рассчитываем на вашу помощь. Задумайтесь хорошо.

– Что вы? Разве я могу взяться за такое дело? Нет, нет…

– Ведь идет речь о судьбе человека.

– В том‑то и дело. Что ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава я могу одна сделать? Сама погибну и ему не сумею посодействовать.

– А вы задумайтесь. Может, отыщите кого, кто поможет вам. Мы заплатим, сколько запросят…

– Да разве дело в деньгах?

– Средства могут потребоваться, чтоб подкупить часового…

– На подкуп германцев никто не отважится…

– Ну, все же задумайтесь, как можно спасти товарища, – настаивал ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава Костя.

Женщина длительно не отвечала. Стрелюк ее не торопил. В конце концов Галя подняла на Костю глаза, полные решимости, и произнесла:

– Я не обещаю, что обязательно вызволю, но постараюсь сделать все, что в моих силах. Но он осторожен, и мне не поверит. Он ни с кем не ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава говорит.

– Вы ему передайте привет от Бережного, и он вас усвоит. Для уверительности скажите, что за ним приходили Володя и Костя.

– Привет от Бережного, – повторила Галя. – Отлично, передам.

– Результаты мы придем выяснить у вашей матери.

– Когда же вы придете?

– Об этом не могу сказать. Может, через неделю, а может ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава быть, через месяц.

– Опасаетесь сказать? – спросила она, улыбаясь.

– Мы вам не опасаемся доверить судьбу товарища… Мы не знаем, когда придем… Так мы на вас возлагаем надежды.

– Я постараюсь, – пообещала Галя и после некого молчания с грустью добавила:

– Смотрю я на вас и завидую – свободные вы птицы. Даже не представляете, как ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава тяжело работать, когда каждый денек погибают твои товарищи. В селе меня все считают предательницей. С матерью соседки не говорят из‑за того, что я работаю у германцев. Молвят, отец умер от фашистов, а дочь помогает убийцам. Что все-таки я должна делать? Как нам с матерью жить? – женщина ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава склонилась к березке и зарыдала.

Стрелюк растерялся от этой девичьей беспомощности и от того, что услыхал. Чем он мог ее утешить? Ему самому было нелегко. Он только произнес:

– Не плачь, Галя. Этим горю не поможешь.

– Вы правы. Простите. Доскорого свидания, – произнесла женщина, вытерла слезы и пошла из леса.

Лазутчики не ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава сходу ушли с места встречи. Они стояли и смотрели вослед удаляющейся девице. Галя шла медлительно, но никогда не обернулась. Она шла в село, где ее считают предательницей, а она, чувствуя себя невинной, не может сказать этого открыто. Видно, много горя накопилось в ее юном сердечко, если она отважилась излить ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава его незнакомым людям. Или она ощутила искренность разведчиков, или ее подкупила форма русского вояки. Тяжело осознать. Но Костя Стрелюк и Володя Савкин понимали ее и от всей души жалели…

Стрелюк и Савкин покидали место встречи с чувством не до конца выполненного долга. Судьба товарища оставалась загадкой. Жизнь его висела на волоске ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава…

Мы с огромным вниманием выслушали. рассказ Кости и Володи. Всех поразил внезапный поворот в судьбе нашего друга. На спасение практически не оставалось надежды. Что в состоянии сделать одна женщина, если ее окружают неприятели, которых интересует раненый Леша?

Установилось тягостное и долгое молчание. Кустики шумели от моросящего дождика ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава. Временами по вершинам деревьев пробегал легкий ветерок, тогда и над нашими головами раздавался дробный стук. Это на плащ‑палатки, натянутые меж деревьями, с листьев падали дождевые капли.

– Неуж-то Леше предначертано погибнуть в германском плену, и мы его больше не увидим? – ни к кому не обращаясь, проговорил Савкин.

Но нет ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава! Наш дорогой друг не умер…

…Забегая вперед, расскажу все, что вышло с ним.

…Май 1944 года. К этому времени я был начальником штаба партизанского полка в Первой Украинской партизанской дивизии имени Ковпака. Полк размещался поблизости белорусского партизанского аэродрома генерала Комарова в Пинских лесах, неподалеку от Огромного Рожина. Мы воспринимали с Большой ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава земли самолеты с грузами для дивизии и высылали покалеченых. Соединение готовилось к следующему рейду по тылам неприятеля.

Штаб полка располагался в большенном сосновом бору в палатках и шалашах.

В один прекрасный момент с утра я возвратился с аэродрома и лег отдыхать. Но заснуть мне не пришлось ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава. К моей палатке подошел командир батальона Саша Тютерев и хриповатым голосом произнес:

– Иван Иваныч, к для тебя пришли.

– Пусть сюда войдут, – произнес я, недовольный тем, что помешали отдыху.

– Товарищ капитан, разрешите! – услышал я до боли знакомый баритон с волжским выговором.

Меня как ветром вытолкнуло из палатки. Передо мной стоял младший ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава лейтенант Леша Калинин. Да, тот Леша, с которым я без малого два года вспять прилетел в тыл неприятеля, но уже не сержант, а младший лейтенант.

Он практически не поменялся, только чуток раздался в плечах и возмужал. Офицерские погоны присваивали ему солидность. Все это я успел увидеть, до того как ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава попал в прочные объятия друга, которого считал погибшим.

Лишне обрисовывать ту удовлетворенность, которую вызвала наша встреча. Она понятна. Ведь и Леша о нас ничего не знал.

Мы забросали друг дружку вопросами.

Леша поведал, что он, находясь в плену, не терял надежды на побег. А когда Галя взялась посодействовать ему, совсем удостоверился ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава в действительности собственных целей.

Рана заживала. Приближалось время его выписки из лазарета. Тем временем Галя стала работать в лазарете сестрой‑хозяйкой. Она и выдумала вывезти Лешу из лагеря с узлами грязного белья. Чтоб войти в доверие, Гале пришлось много обещающих улыбок подарить германским часовым. Она улыбалась даже тогда, когда ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава в проходной гитлеровец щипал ее либо шершавой ладонью гладил по щеке. Это возымело силу. Она для германцев стала «своим» человеком. У нее даже пропуска не спрашивали.

Настал решающий момент. Галя при помощи собственного товарища, который работал ездовым, упаковала Лешу в грязное белье и вкупе с другими узлами ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава уложила на повозку. Подвода направилась к выезду из лагеря. Женщина посиживала на узлах и старалась придать собственному лицу радостное выражение, хотя снутри у нее все тряслось от испуга. Около ворот подвода тормознула. Подошел часовой.

– Курт, ловите, – кликнула Галя и кинула розочку.

Курт на лету схватил цветок, заулыбался, демонстрируя ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава гнилостные зубы, и возбужденно заговорил:

– Данке шен, спасибо… – Открыл ворота и произнес: – Ехайт…

Подвода выехала из лагеря, а Галя, веселая и зияющая, посылала воздушные поцелуи гитлеровскому часовому. Это были ее последние заигрывания с противником.

В одном из переулков подвода завернула во двор. Лешу высвободили из грязного белья. Галя завела ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава его в дом, переодела и совместно с ним ушла в лес, где их в условном месте ожидали партизаны. И исключительно в отряде Калинин вызнал, что женщина издавна имела связь с партизанами.

Леша не остался в партизанском отряде, а перебежал линию фронта и явился к начальнику разведотдела полковнику Павлову.

После ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава отдыха Калинин получил новое самостоятельное задание и во главе группы разведчиков был выброшен в Пинские леса. Скоро ему было присвоено звание младшего лейтенанта.

К моменту нашей встречи группа Леши имела на собственном боевом счету более 10 уничтоженных неприятельских эшелонов. Лазутчики и их командир были награждены орденами и медалями.

– Где же на данный ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава момент Галя? – спросил я.

– Погибла зимой 40 третьего во время облавы.

Двое суток пробыл Леша в нашем полку, и мы никак не могли с ним наговориться.

Уезжая от нас, он увозил двести кг тола и несколько тыщ патронов, в каких его группа испытывала крайнюю нужду.

Это была наша последняя встреча ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава. Предстоящая судьба Калинина для меня длительное время оставалась неведомой. И только в 1960 году вызнал, что А.Р. Калинин умер 15 октября 1944 года в бою с гитлеровцами.

Мне кажется, не полным будет рассказ о судьбе Леши Калинина, если не упомянуть о виновниках его несчастий.

Предатели‑полицаи, выдав германцам раненого десантника ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава, возлагали надежды избежать ответственности за свои злодеяния. Но возмездие пришло самым внезапным образом. Об этом мы в первый раз узнали от местных обитателей, когда ворачивались в Брянские леса. А в мае 1943 года в Полесье я повстречал Анатолия Ивановича Инчина – командира партизанских разведчиков, с которым мы познакомились в Эсманском ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава партизанском отряде.

Встреча наша была недлинной. Мы вспомнили кооперативный переход из Брянских лесов на Сумщину.

– Ты знаешь, что полицаям, которые выдали германцам Лешу, не поздоровилось? Их расстреляли партизаны, – произнес я Толе.

– Знаю, – улыбаясь, ответил он. – Это я с лазутчиками расстрелял их.

Я от всей души опешил этому и попросил поведать ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава, как это было.

– Помните, мы обещали придти и забрать Лешу Калинина? Мы приходили, но было уже поздно, – начал рассказ Толя. – Леша был не последней жертвой полицаев. Скоро они выследили 2-ух наших партизан, устроили засаду и уничтожили их. Тогда мы и решили отплатить предателям за погибель товарищей. Я много размышлял над тем ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава, как лучше это сделать. Было надо одним махом всех убить. Для того чтоб окружить село, потребовалось бы, по последней мере, две роты. А это очень большая честь для 13-ти изменников…

Толя завернул папиросу, прикурил ее и продолжал:

– Не окружишь село, завяжешь бой – и полицаи разбегутся. Именно ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава тогда Дмитро и предложил явиться в село деньком под видом германцев. Это предложение было принято. Я отобрал 5 разведчиков. Переоделись кто в немецкую, а кто в мадьярскую форму. Меня одели в мундир германского капитана и для большей уверительности нацепили три стальных креста. Побрились, наодеколонились и, вооруженные германскими автоматами, верхом на лошадях ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава поехали в село Локоть. Сейчас все зависело от переводчика», роль которого делал лазутчик‑весельчак мордвин Калганов.

– Как ты себя ощущал, когда подъезжали к селу? – спросил я.

– Непринципиально, – признался Толя. – Германского языка я практически не знаю. Не считая того, некие из местных полицаев знали меня в лицо. В особенности очень ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава беспокоился, когда подъехали к сельуправе и на месте не оказалось ни старосты, ни старшего полицейского. Я что‑то буркнул по‑мордовски, а Калганов перевел это как распоряжение вызвать старосту и всех полицейских. Дежурный полицай удрал делать распоряжение. Это был, пожалуй, самый тяжкий момент. Думаю, побежит и оповестит полицаев, что ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава приехали партизаны.

Лазутчики спешились. Мою лошадка взял Дмитро. Мне не нужно было притворяться, чтоб сыграть роль недовольного и нетерпеливого германского офицера. Я и так нервничал и, заложив руки за спину, прохаживался перед сельуправой. Издалече за нами боязливо следили ребятишки и дамы…

Толя сделал несколько глубочайших затяжек и продолжал:

– Прибежали ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава предводитель и старший полицейский. Заместо приветствия я пренебрежительно кивнул головой и продолжал ходить. Скоро вооруженные полицаи были в сборе. Калганов передал распоряжение выстроить полицейских. Когда распоряжение было выполнено, я мало успокоился и начал гласить, стараясь почаще произносить слова, понятные для всех: «фюрер», «полицай», «партизан»… Калганов ухищрялся в переводе. Чего ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава он только не гласил. Он винил полицаев в бездеятельности. Угрожал доложить «самому наместнику фюрера на Украине». А в заключение произнес, что капитан приказывает следовать за ним, он покажет, как следует вести борьбу с «бандитами». Полицаи поспешно повиновались приказу. Они нас приняли за германцев и всем своим видом старались выказать ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава преданность германскому командованию. В пути Калганов не переставал балагурить.

– Как вы додумались устроить засаду на партизан конкретно в тот вечер? – спросил он полицейского. А тот самодовольно отвечает:

– Они сами себя выдали. Под Ямполем бой вели, поезд сокрушили. В 2-ух местах за харчами заходили… В лесу деньком их лицезрели ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава бабы. Баб‑то мы кажинный денек в лес гоняли, вроде как по ягоды. А это – разведка. Бабы дюже дошлые на такие дела… Как узрели партизан и сходу нам, а мы дали знать в Глухов. Оттуда прислали выручку…

Калганов поглядел на меня многозначительно и продолжает выведывать у полицая:

– Сколько вы тогда собственных утратили ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава?

– Шестерых убитых, двое покалеченых, – ответил словоохотливый полицай.

Подошли к лесу. Калганов распорядился тормознуть. Когда лазутчики передали лошадок Дмитру, а сами выстроились перед полицаями, предстоящая маскировка была лишней. Перед дулами наших автоматов полицаи были обезоружены, а потом расстреляны.

– Да это геройство! – восхитился я.

– Ничего такого особенного, – ответил Толя ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава и добавил: – Покончив с полицаями, мы возвратились в село и забрали все документы в сельуправе. Посреди их были списки людей, созданных для отправления в Германию. Выходит, что мы не только лишь отомстили за погибель наших товарищей, да и выручили многих женщин и юношей от германской каторги, – окончил Толя ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава.

Так завершилась бесславная жизнь локтевских полицаев.

…Толя простился со мною, просто вскочил в седло и поскакал догонять отряд, который уже переправился через Припять и держал путь на запад.

МРАЧНОЕ Скопление

Составив подробное донесение о результатах разведки и проведенных диверсиях, я дал его радистке для передачи в Центр и лег отдохнуть ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава. Рядом с палаткой Мурзин чинил сапоги, а у примыкающего шалаша вполголоса спорили Володя Савкин и Костя Рыбинский – конкретные шахматисты.

– Взялся за фигуру, так ходи, – наседал Володя, – ходи!

– Да я только руку протянул, – оправдывался Костя.

Но нелегко переспорить Володю. Он со скоростью тыщи слов за минуту разъяснял правила игры в ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава шахматы. Из‑за этого изредка когда их партия заканчивалась.

И сейчас я услышал глас Володи:

– Давай начнем новейшую…

На время разговор затих. Видно, Костя уступил его просьбам, и я представил, как они молчком и торопливо расставляют фигуры в начальное положение.

Володю и Костю связывала давняя дружба, появившаяся еще в ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава школе городка Липецка. Оба они были активными комсомольцами и любителями спорта. Это от их ударов по мячу летели оконные стекла в соседских квартирах. Вкупе они пришли в отряд и проявили желание лететь в тыл неприятеля в моей группе. Они резко отличались друг от друга. Костя – длиннющий и худенький, в воззвании с ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава товарищами сдержанный. Володя, напротив, низкий, плотный, очень запальчивый и гулкий. Пат и Паташон – звали их ребята.

Когда мы подбили машину с гитлеровцами и посреди трофеев нашли карманные шахматы, радости Володи не было предела. С того времени он никому не дает покоя. Всех приглашает «сыграть партию». В большинстве случаев ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава на это соглашается Костя.

Шахматами увлекались и другие лазутчики. Это до некой степени разнообразило нашу жизнь. Шахматы и дискуссии у костра были единственными нашими утехами…

Дуся окончила работу на рации и принялась за изготовление обеда для группы.

Я уже стал засыпать, но меня поднял Саша Гольцов. Он доложил, что в направлении ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава нашего лагеря пробирается какой‑то человек. Я отдал приказ задержать его.

Ко мне подвели высочайшего, худенького мужчину лет шестидесяти, с пучком липовой коры в руках. На нем были старенькые в заплатках брюки и рубаха из самотканого холста. Босоногие ноги покрыты рубцами. Видно, и на данный момент ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава, на старости лет, приходится им много ходить. Старик, перепуганный неожиданным возникновением разведчиков, немного дрожал. Его прокуренные порыжевшие усы тряслись. Видно, наше присутствие тут для него явилось большей неожиданностью, чем для нас его возникновение. Он, как затравленный зверек, опасливо посматривал по сторонам. Позже вдруг ожил и с веселым облегчением произнес ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава:

– Да вы никак партизаны? А я ужаснулся, задумывался, полицаи.

Познакомились. Я предложил Григорию Васильевичу – так звали внезапного гостя – закурить. Он положил лыко на землю и сел рядом с ним. Потом взял предложенную мной махорку, свернул козью ножку, прикурил, затянулся раз, другой и рассмеялся.

– Разве это табак? Бурьян. Закурите моего ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава самосада. Это, скажу вам, одно удовольствие, – он протянул мне кисет.

Завернув цигарку, я прикурил и сделал глубокую затяжку. У меня перехватило гортань, будто бы хватил стопку незапятнанного спирта. Слезы навернулись на глаза. В конце концов я разразился неудержимым кашлем. Старик только этого и ожидал.

– Видите, какой хороший, – произнес он ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава, смеясь. – Оно, естественно, непривычному человеку поперву тяжело. Но зато добре прочищает, на душе становится легче.

– Да, это табачок «Прощай юность, да здравствует туберкулез», – ответил я после того, как прошел приступ кашля. – Видно, много у вас накопилось на душе, если таким самосадом приходится прочищать. Поведайте, как живете и для чего ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава в лес пришли.

Григорий Васильевич сел поудобнее и начал говорить про свое житье‑бытье. Он со собственной старухой живет в селе неподалеку от Глухова. Крестьянам несладко живется при германцах и полицаях. Старик в особенности огорчался, что его родной брат стал старостой и без зазрения совести грабил собственных односельчан. Стараясь выслужиться перед германцами ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава, он направлял молодежь в Германию.

Слушая Григория Васильевича, я задумывался о нем и его брате. Родила их одна мама, выкормила одной грудью. Вкупе росли и воспитывались. А выросли, и их пути разошлись. В годы испытаний один живет добросовестной жизнью, другой отыскивает легкий путь, даже идет на ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава измену. Как справедлива российская поговорка: «В семье не без урода».

– Сами посудите, что за жизнь, если приходится лыком промышлять, – произнес Григорий Васильевич.

– Как это лыком? – не сообразил я.

– Хожу по рощам, обдираю липу, плету лапти и продаю на рынке в Глухове.

– Вы ходите в Глухов? – обрадовался я способности выяснить ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава, что делается в городке.

– Время от времени бываю. Только на данный момент немцы на неделю воспретили всякое передвижение из одной деревни в другую.

– А в лес можно? – спросил Мурзин, пристально слушавший наш разговор.

Григорий Васильевич перевел взор на Мурзина и расслабленно ответил:

– Нет, сынок, в лес вообщем не разрешают. Исподтишка хожу…

Мы ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава еще длительно гласили с гостем. Я попросил, чтоб он побывал в городке и поглядел, что там делается, много ли войск. Провожая внезапного гостя, я пообещал через неделю наведаться в село. Сразу предупредил, чтоб никому о встрече с нами не гласил.

Когда Григорий Васильевич ушел, я начал ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава обдумывать наш с ним разговор. Меня заинтриговало одно событие: почему немцы ограничили передвижение? Само по себе такое распоряжение не новость и особенного внимания могло не заслужить. Гитлеровцы нередко прибегали к таким мерам при насильном угоне в Германию молодежи, при подготовке облав, при борьбе с партизанами и просто с целью ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава держать население в послушании. Но мы привыкли инспектировать любые сведения, которые нам удавалось получить. Решили проверить и эти. Для этого ночкой побывали в почти всех селах. Оказалось, что ограничения введены только в зоне сел, примыкающих к большаку. Это наткнуло нас на идея о способности переброски войск походным порядком.

Наши ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава догадки подтвердились, когда возвратилась с задания группа, которую возглавлял Стрелюк. Костя доложил, что лицезрел движение германской пехоты на автомашинах южнее стальной дороги Конотоп‑Ворожба.

Свои суждения мы доложили командованию и сразу получили распоряжение: не ослабляя внимания на стальной дороге, организовать наблюдение за большаком.

Контроль за «железкой» пришлось вполне возложить на группу ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава Кормелицына, я занялся проселочной дорогой.

За длительное время до рассвета мы замаскировались в кустиках, расположенных в трехстах метрах от дороги. С тыла к кустикам подходила ложбина. Этой ложбиной мы могли неприметно пройти к роще, которая находилась в полукилометре. Дуся была готова в хоть какой момент передать донесение. Но ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава, к нашему разочарованию, за весь денек прошло только около 20 автомашин.

– А вдруг старик налгал? – представил Володя.

– Какой ему смысл лгать? – сделал возражение Сережа.

– Вроде бы нам в дурачинах не остаться, – высказал свое предположение Костя Стрелюк. – Немцы могли целенаправленно, чтоб ввести в заблуждение партизан, установить тут ограничения, а войска повести только ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава южнее стальной дороги.

Никто ранее об этом не задумывался. Но таковой вариант полностью вероятен. Установилось тягостное молчание.

– Что все-таки, нам туда идти? – нарушил молчание Мурзин.

– Нам на это будет нужно двое‑трое суток, а колонны за этот период времени могут пройти, – рассудил Стрелюк.

– За 2-мя зайцами погонишься ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава, ни 1-го не поймаешь, – резонно заявил Юра.

Я поддержал Костю и Юру. Идти на «железку» не было смысла.

Решили на этом месте задержаться на денек‑два.

Наступил 2-ой денек нашего пребывания у дороги. Утро предсказывало горячий августовский денек.

Пред нами раскинулась стерня сжатых хлебов. Чуток правее зеленел трилистник. Слева ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава, в направлении Кролевца, показывались копны сжатой пшеницы. Вдалеке, на горизонте, сизоватой дымкой обозначилась кромка огромного леса. Воздух заполнен стрекотанием кузнечиков. Совершают свои замудренные полеты стрекозы. Малая сероватая птичка проворно бегает посреди скошенной травки и ловит кузнечиков. За ней с писком, тряся крылышками, бежит желторотый птенчик. Практически касаясь наших голов ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава, пропархал кобчик, взмыл ввысь и, теребя крыльями, повис в воздухе…

Все наши взгляды были прикованы к западу, оттуда должна показаться колонна.

– Смотрите, пожар, – указала Дуся на черно‑сероватое скопление, которое подымалось из‑за горизонта.

Пожары на Сумщине за последние деньки участились. То в одном, то в другом месте горели ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава скирды хлеба, предназначенного к обмолоту и вывозке в Германию. Мы сами около 10-ка таких скирд убили. Но это скопление не было похоже на дым. Оно стремительно передвигалось, невзирая на то, что стояла тихая погода. Не было сомнения, что по дороге двигались машины.

– Это тот пожар, ради которого мы тут сидим, – произнес ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава я, отрывая от глаз бинокль. – Похоже на колонну.

Бинокль побежал по рукам. Каждому хотелось лично убедиться, что движется колонна.

– Пахнет не одной и не 2-мя машинами, – произнес Стрелюк, возвращая мне бинокль.

– А если они отправят боковое охранение либо разведку? – забеспокоился Сережа. – И нас могут прихватить.

– Навряд ли отправят ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава, – ответил я. – Марш они совершают в глубочайшем тылу, вдалеке от огромных лесных массивов. Нападение партизан на крупную воинскую часть не достаточно возможно. Если отправят пешее охранение, то оно отстанет от колонны. Охранение на машинах пойдет на большенном удалении от колонны и таких кустов, как эти, осматривать не будет ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава. Так что мы находимся в относительной безопасности.

Скопление стремительно приближалось.

Вот уже слышен гул моторов, точнее, рокот земли от тяжести машин.

– Начинайте считать машины, – произнес я, когда голова колонны поравнялась с нами. – Заметьте время. А ты, Дуся, будь готова к передаче.

– Я уже 2-ые день готова, – отозвалась радистка.

– Смотри, фрицы на ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава машинах! ‑ заорал Юра таким тоном, будто бы ждал узреть там кого‑то другого.

– Юрка, видишь броневик, за ним другой, – вторил Володя. – Орудия, орудия…

– Скрытых машин три, четыре, 5… – считал Костя Стрелюк.

Колонна состояла из самых различных типов машин. Тут были скрытые и открытые автомашины с бойцами и ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава грузами, бронемашины, тягачи и машины с зенитными установками. К четырем машинам прицеплены противотанковые пушки. Всего прошло 40 5 машин. Эта колонна нам показалась большой.

Наступила очередь радистки. Она стремительно зашифровала 1-ое донесение и передала.

Установилась тишь, в особенности осязаемая после огромного шума. И только сероватый хвост пыли продолжал висеть над дорогой ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава, лениво переползая в нашу сторону. Скоро она покрыла кустики и нас самих узким сероватым слоем. На зубах неприятно захрустело. Дышать стало тяжело.

Не успела рассеяться пыль, оставленная первой колонной, как на западе показалось новое скопление, темнее первого. Оно с каждой минуткой становилось все гуще и гуще.

Послышался глухой рокот, нарастающий ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава, подобно грому. Гул моторов дополнялся лязгом и скрежетом гусениц.

Колонна темной змеей ползет мимо нас. Тупорылые грузовые машины чередуются с легковыми автомобилями, броневиками и тягачами. Высоко подняв дуло орудия, выбрасывая клубы густой пыли и лязгая гусеницами, прополз танк, за ним 2-ой, 3-ий… Подскакивая на ухабах, как собаки, привязанные к тележке ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава, за машинами катятся длинноствольные орудия и минометы с грибовидными плитами. Расчеты зенитных пулеметов и орудий – в боевой готовности.

Земля‑матушка стонет, надрывается под тяжестью неприятельской техники. Все поглощено шумом и гамом, исходящим с дороги. Мраком задернуто небо. Все поблекло. И только глаза разведчиков безустанно смотрят за дорогой, да радистка неутомимо ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава отправляет в эфир сигналы, взывая к мести. Сейчас она работает с полным напряжением, даже не думая о вероятной зарубке радиостанции.

Сероватые от пыли бойцы, кто с карабином в руках, кто с автоматом на груди, четкими рядами посиживают в открытых кузовах машин. Башни танков открыты. В их стоят гитлеровцы ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава в комбинезонах, танкошлемах и очках – командиры танков. В руках у их флажки. Они размеренные и самоуверенные. Видно, накачаны геббельсовской пропагандой, веруют, что им предстоит сделать перелом на Восточном фронте. И они полны решимости это выполнить. Они уже предвкушают победу. Приходит ли кому‑нибудь из их идея, что их ждет на ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава Восточном фронте? Сколько из их возвратится домой, к родным? Колонна, извиваясь темной гадюкой, продолжала ползти на восток. Ее голова уже издавна скрылась, а хвоста не было видно…

Солнце поднималось все выше и выше. Мелкие кустики не выручали нас от солнечных лучей. С каждым часом становилось все жарче ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава. Мы посиживали и продолжали считать автомашины, танки, орудия. Когда счет перевалил за триста, мы сбились и закончили это занятие. Различные по длине колонны шли с перерывами в 5, 10 и 20 минут. Величину колонн мы стали определять временем их прохождения и рассчитали, что в среднем в час проходило около 100 пятидесяти машин.

Дуся через каждые ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава пятнадцать‑20 минут отстукивала еще одно донесение, в каком указывалось, что за такое‑то время прошло столько‑то войск противника.

Глаза утомились следить за этой картиной. Во рту горько от пыли, бензина и отработанных газов. Но еще горше было на сердечко от сознания собственного бессилия.

Многие склонны ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава мыслить, что работа лазутчика всегда должна быть связана с необычными приключениями и трюками. Кто так задумывается, тот глубоко ошибается. В реальности лазутчику приходится действовать самыми неинтересными, иногда скучноватыми способами. Ему приходится часами, днями, неделями выжидать и отслеживать, чтоб выполнить возложенную на него задачку. Приходится подавлять внутри себя желание убить 1-го либо ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава нескольких противников, машину либо какой‑или другой объект. Терпение и выдержка для лазутчика более важны, чем отвага. Многие лазутчики за время войны лично не убили ни 1-го неприятеля. Да и они занесли большой вклад в дело разгрома неприятеля.

Вот и мы сидим и закрепляем факты. Единственное, что мы в ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава состоянии на данный момент сделать, – это систематически докладывать собственному командованию о движении колонн.

Дуся у нас сейчас герой денька. Ей некогда следить за колонной и говорить с лазутчиками. Только передаст одно донесение, как ее уже ожидает новое. Ей нужно его зашифровать, передать, принять ответ, расшифровать и доложить. А ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 9 глава на это требуется время. Радистка работала неутомимо. Она была довольна, что на ее долю выпала такая внушительная работа.


shrinu-devi-pravakshjami-shrimushneshasja-vaibhavam-.html
sht-sbornih-konstrukcij-normi-5-7.html
shtab-mso-rukovoditel-filonov-nikita.html