Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий

Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий

Заходит Софья Ивановна

-Присядьте… А скажите нам, Софья Ивановна, как вы к этому делу относитесь?(Щелкает себя по шейке.)

Софья Ивановна: А что?

З: Нет, вы, пожалуйста, скажите, как вы относитесь?

Софья Ивановна хихикает.

-В чем дело?

С.И: Простите, мне как раз про это сейчас смешной рассказ поведали?

З: Смешной рассказ Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий? Любопытно…

С.И: Там так же вот один другого спрашивает: « Вы водку пьете?» А тот ему отвечает: «Если это вопрос, то нет. А если не вопрос, то налейте…» Забавно, правда?

З: У нас, Софья Ивановна, вопрос.

С.И: А почему вы спрашиваете? Я вроде в таких делах не увидена Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий.

З: Поэтому и спрашиваем, что не увидены.

С.И: Тогда я не понимаю, чего вы от меня желаете.

З: Давай, Шустров, растолкуй человеку. У тебя лучше получится.

Ш: Как вам, Софья Ивановна, понятно, в нашей стране вырастает и ширится общенародное движение за трезвость. Не хотя оставаться в стороне от магистрального Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий направления, коллектив нашего завода с одушевлением откликнулся на призыв…

С,И: Ну а я-то здесь при чем?

Ш: Как, Софья Ивановна? Мы вас призываем последовать примеру и восполнить ряды.

С.И: Даже так… И что все-таки, много народу записалось?

Ш: Пока мало. Но зато какие люди!

С Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий.И: И какие же, если не тайна?

Ш: Ну, скажем, Василий Петрович, я…

-8-

С.И:(изумленно). Кто, кто? Вы? В общество трезвости?..(Давится от приступов хохота.) нет, вы серьезно?

Ш: Серьезней не бывает.

С.И: (в паузах меж приступами хохота). Вы… В трезвости… Ой, держите меня!.. Ой, я Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий на данный момент умру!..

Но вот Софья Ивановна, кажется, отсмеялась.

З: И что тут такового забавного?

С.И: Как…(Опять приступ хохота).

З: Ну хорошо, хватит. У нас тут не цирк, и мы не клоуны. Обратились мы к вам, Софья Ивановна, как к человеку непьющему, как к даме в конце Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий концов и возлагаем надежды, что вы поймете и понимаете. Короче, нужно, Соня, вступать.

С.И: Спасибо за доверие, естественно, но я время от времени выпиваю. Праздничек там либо не достаточно ли что. Чего же я как дурочка буду посиживать? И позже моя тетка такую наливку делает Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий – и не хочешь, а выпьешь.

Ш: Ну какая наливка, Софья Ивановна? Это общество трезвости. Пива и того нельзя.

С.И: Пиво мне ваше и даром не надо, а рюмочку на праздничек – почему не испить? Тетке моей, слава богу, восемьдесят три года, а и она не откажется. Я ж не Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий пьяница там какой-либо запойный. С какой мне стати себя наслаждения лишать?

Ш: Эх, Софья Ивановна! Да ведь если по правде, вы у нас…

З: Погоди, Шустров! Не нужно. Означает, Софья Ивановна, решили не вступать?

С.И: Вы меня, Василий Петрович, понимаете: что другое – я всегда пожалуйста. А это Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий нет.

З: Хорошо, вы свободны.

Софья Ивановна уходит.

Ш: Напрасно вы, Василий Петрович. Все-же дама – слабенький пол. Уломали б как-нибудь.

З: Нет, Шустров, никогда я перед бабой на коленях не стоял и не буду.

Ш: Выговор, думаете, лучше?

З: Не будет, Шустров, никакого выговора. Она нам, дурачинам, такую идейку Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий подбросила – пальчики оближешь.

Ш: Что-то не помню…

З: То-то же, а идейка –высший класс.

Ш: Не томите, Василий Петрович…

З: Помнишь, она произнесла: не пьяница же я какой-либо запойный.

Ш: Вроде так…

З: И что, не доходит?

Ш: А, кажется, дошло… Вот бес! Как все очень просто Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий… У нас же их триста с излишним человек работает! Нужно же, всех перебрал, а про этих не поразмыслил. Как-то даже в голове не совместилось: они – и трезвость.

З: А ведь, Шустров, от запоя до запоя трезвей их никого нет. Так что, считай, дело изготовлено.

Ш: Охото веровать Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий, Василий Петрович. Только вот пойдут ли они?

З: Куда они денутся? Этих и придавить нетрудно – они ж кругом виновные.

Ш: Вы уж поосторожней, Василий Петрович, не спугните.

З: Не боись, создадим в наилучшем виде. (Снимает трубку, надавливает кнопку.) Слышь, Пахомов, гвардейцы у тебя околачиваются?.. Ну и как они, исправляются?.. Ну Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий так и могила, скажешь тоже… Ну понятно.. Ты вот что, пришли ко мне этого, как его…

-9-

Самохина… Да нет, так, ерунда… Прямо на данный момент и пришли. Жду. (Кладет трубку). На данный момент придет. Экземпляр тот еще. Изгнать бы его издавна к чертовой мамы, да все как-то Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий рука не подымается – ювелир!

Ш: На какой хоть козе к нему подъезжать?

З: А чего к нему подъезжать? С этим нужно просто. Ты уж, бог с тобой, сиди помалкивай. Я с ним сам разделаюсь.

Дверь кабинета раскрывается, и заходит Самохин, средних лет рабочий, в спецовке и кепке.

Самохин: Чего звал Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий, начальник?

З: Иди сюда, садись… Ну, как живешь, Самохин?

С: А чего, живем помаленьку.

З: Как работа?

С: Работа как работа: бери больше, неси далее.

З: Сам, брат, повинет.

С: А я и не жалуюсь.

З: А с этим делом как, держишься?

С: А то сам не видишь Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий.

З: Вижу и одобряю. И что, даже не тянет?

С: 100 лет бы ее не лицезрел.

З: Означает совсем и окончательно?

С: Ну…

З: (подмигивает Шустрову). Прекрасно. А скажи мне, Самохин, ты про Общество трезвости слышал?

С: Слыхал, как не слыхать.
З: И что все-таки ты слышал?

С: Ну, что Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий в нем которые непьющие состоят.

З: Все верно. Вот для тебя бумага, ручка – пиши: «От такого-то и такого-то, заявление…»

Самохин подозрительно глядит на Заморенова и Шустрова.

-Чего смотришь? Я для тебя ничего отвратительного не сделаю. Пиши: «Заявление…»

Самохин пишет.

-«Прошу приянть меня в ряды членов Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий…в ряды членов…Общества…борьбы за трезвость».

Самохин содрогается и останавливается.

-Чего застрял? Дописывай: «борьбы за трезвость». Число и подпись. Ну, что ты?

С: Постой, начальник, чего-то не усвою я никак, куда вы меня вступаете…

З: Пить меньше нужно. Я же для тебя русским языком говорю – «борьбы за трезвость».

С Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий: (отодвигает лист) А чего мне там делать?

З: Для тебя, Самохин, ничего там делать не нужно, Ты только напиши заявление и все.

С: А почему я?

З: Так как ты непьющий. Ты же у нас непьющий?
С: Вроде так.

З: Ну вот, и в Обществе этом Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий тоже все непьющие. Будете там все совместно… это самое.. В общем пиши: «борьбы за трезвость». Число и подпись.

С: Ну какая же я им компания? Они там все небось сознательные, а я кто?.. Нет.

З: Ты, Самохин, не скромничай, люди там различные. Но приму тебя как товарища, в тяжелую минутку жизни Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий будет на кого опереться. Пиши: «борьбы за трезвость».

-10-

С: (обидно) А если я снова?

З: Что?

С: (с омерзением). Это самое…

З: Ну, брат! Так дело не пойдет! Что же все-таки это такое? Снова он, как видите! А кто коллективу слово давал? Кто?

С: Ну я.

З Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий: Что все-таки ты, брат, слову-то собственному, выходит, не владелец?

С: Так ведь…

З: Что – так ведь? Ты мне это брось. Да как ты после чего людям в глаза смотреть-то собираешься?!

Самохин мучительно вздыхает.

-Ну хорошо, давай по-хорошему. Скажи, пожалуйста, какое может быть «опять», если ты Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий сам говоришь: 100 лет бы ее не лицезрел. Ну скажи, что в ней такового?

С: Кто же ее знает…

З: И неужто для тебя вся эта катавасия не надоела?

С: Чего там, неплохого не много…

З: Так в чем дело?

С: Не знаю…Натура, видать, такая. Вы что все-таки думаете Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий, я не понимаю? Я все понимаю. Я ах так из поликлиники выйду, так она мне на дух не нужна. Все, думаю, разошлись мы с тобой, родная, как в море корабли… Как месяц-два пройдет, так время от времени вроде как не по для себя делается, в дождливую погоду в особенности Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий. Но это еще так, ерунда, претерпеть можно, А позже в один прекрасный момент такое вдруг навалится, что весь белоснежный свет не мил. Здесь уж хочешь не хочешь, а порцию прими. По другому все.

З: Да, грустно все это, Самохин, грустно. Но скажи мне тогда вот что: как Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий ты думаешь, сколько еще продержишься?

С: Месяца три продержусь, а может, и больше.

З: Вот и отлично. Означает, ты пока вступай в Общество, а там поглядим… Все-же ты там не один будешь, а в кругу друзей, единомышленников. Шахматы, экскурсии, активный, так сказать, досуг – глядишь, и пронесет. И станешь ты Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий, Самохин, новым человеком, и снова все будут тебя уважать. Ну, пиши: «борьбы за трезвость», подпись и число… А ты, дурачок, задумывался, я тебя на туфту ловлю? Я же для тебя руку помощи протягиваю… Ты пиши, пиши…

С: Хорошо, начальник, отлично ты говоришь, духовно. Со мной так издавна никто не Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий говорил. Будь по-твоему, вступлю я в Общество…

Заморенов и Шустров с трудом сдерживаются, чтоб не вскочить и не закричать от внезапно свалившегося счастья.

-Только давай так создадим. Чтобы самому мне не дергаться и вас не дергать, обожду я малость. Если осень эту переживу, не сорвусь, означает Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий рано еще Самохина с круга сбрасывать. Ты, начальник, не страшись, я стараться буду: кулаки сожму, зубы стисну… Мне, главное, осень проскрипеть, а далее веселей пойдет…

З: (потерянно). Одобряю, Самохин, одобряю. Но может, все-же на данный момент вступишь? Это для тебя вроде поддержки будет…

С: А если сорвусь? Меня Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий ж тогда ребята засмеют. Нет, нельзя мне на данный момент. Вот весной – другое дело. Если все обойдется – я тогда сам к вам прийду.

-11-

З: Что, Шустров, похоже, чему быть, того не миновать. А ты, Самохин, ступай, прощай, как говорится, до будущей весны…

Заморенов утомилось закрывает ладонями лицо и посиживает так Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий некое время. Самохин, не глядя на то, что с ним попрощались, не уходит. У него открылась маленькая дрожь, с которой он неудачно пробует биться.

Ш: Что с вами?… Василий Петрович, что это с ним?

З: (строго) Самохин, что с тобой?

С: Наваливается…

З: Что? Кто?

С: Это самое… Нельзя со мной Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий длительно про это самое гласить…(Трясется).

Ш: Что делать, Василий Петрович? Может, «скорую»?

С: Для себя вызывай… Принять мне нужно. Дозу.

Ш: Где же мы ее возьмем, голубчик? Василий Петрович, может ему пилюлю?

С: (с энтузиазмом). А у вас какие?

З: Валидол.

С: Давай быстрее. По другому все – хана Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий Самохину.

Заморенов выхватывает коробку и пробует ее открыть. Шустров желает посодействовать, но только мешает.

З: Держись, Самохин, мы на данный момент… Держись…

С: Что вы там копаетесь?

Внезапно резвым движением выхватывает коробку и одномоментно проглатывает ее содержимое. Шустров и Заморенов удивленно глядят на него.

-Сейчас, начальник, на Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий данный момент…Сходу никогда не бывает…На данный момент…(уходит вовнутрь себя). Что-то не усвою пока…

Ш: Чего делать, Василий Петрович?

З: Готовь, Шустров, учетные карточки. Видно, судьба.

Ш: Нет, с ним что делать?

З: А что с него взять? На данный момент он этот, как его, кайф Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий словит и работать пойдет. Я же гласил: тот еще фрукт.

Самохин, кажется, пришел в себя. Но его опять лупит маленькая дрожь.

С: Хреновые у тебя, начальник, пилюли. Только ужаснее стало.

Ш: А кто вас просил все сходу?

С: Да ну вас! Душу только растравили! Где я сейчас что найду? Пойти Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий, что ли, клею отболтать? (Встает и тяжело идет к двери).

З: Самохин, стой! Не двигаться!

Самохин вздрогнул и тормознул.

-Слушай, Шустров, есть мысль. Он же на данный момент все равно пойдет и дряни какой-либо наглотается, Так, может, выдать ему порцию?

С: А у вас есть?

Ш Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий: Не знаю, Василий Петрович, на производстве все-же. На данный момент с этим строго.

З: Нам с тобой, Шустров, отступать некуда. А он все равно отыщет.

Ш: Разве что под вашу ответственность…

З: Держи ключ. В бывшем банкетном за картиной сейф. Там полбутылки. С тех времен еще осталось. Одна нога Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий там, другая тут.

-12-

Ш: Создадим, Василий Петрович! (Исчезает в боковой двери).

З: Слушай меня, Самохин пристально. Играем в открытую. Для тебя нужна твоя порция и ты ее получишь. А мне необходимо твое заявление. Садись и пиши.

С: На понт берешь?

З: Слово даю. Садись…

Самохин садится, берет ручку, только писать Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий у него что-то не очень выходит.

С: Не могу я, начальник, колотит всего…

З: А если 2-мя?

С: (пробует). Бесплатный номер. Мне бы дозу принять –я для тебя тогда хоть червонец нарисую. Клянусь.

Возникает Шустров с зарубежной бутылкой в одной руке и бокалом в другой.

Ш Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий: Эта, Василий Петрович?

З: Эта… Не дергайся, Самохин! Червонец мне твой ни к чему, ты мне вот это заявление подпишешь. В обмен на порцию. Лады?

С: Наливай.

З: Налей ему, Шустров.

Шустров наливает и протягивает бокал Самохину.

С: На стол поставь, на стол…

И уже со стола воспринимает свою дозу.

-Это Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий что у вас за дрянь?

З: Этой дряни стоимость – 50 рублей бутылка.

С: (свистит) Ничего для себя! Прекрасно жить не запретишь…

З: Хватит болтать. Подписывай.

С: Торопишь, начальник. Она ж еще до рук не успела дойти.

З: Хорошо, подождем.

Посидели, подождали.

-Ну как?

С: А она ничего, эта ваша Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий штука. Даром что зарубежная.

З: Ты, друг Самохин, не отвлекайся, ты пиши: «борьбы за трезвость». Подпись и число.

С: Ты, начальник, как говорится, не гони лошадок. Как это итак вот сходу: выпили, подписали и разбежались? Если хочешь по-людски, на данный момент самое время побеседовать.

З: О чем?

С Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий: Так…побеседовать.

З: После побеседуем. А на данный момент пиши.

С: После вы со мной гласить не станете. Я верно понимаю?

З: Верно.

С: Ну вот. А любопытно, она чьего производства?

З: Шустров, взгляни.

Ш: (читает). «Маде ин франсе». Французского.

С: Нужно же, вот французы, а тоже в Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий данном деле понимают. Я это к чему говорю: все равно она у вас стоит, пылится. Так может, я ее прямо на данный момент и додавлю?

З: Самохин, дорогой, ты же слово отдал.

С: А я и не отказываюсь. Подпишу я для тебя все что нужно. А ты уж не обидь Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий человека, налей еще…

-13-

З: Налей ему, Шустров.

Ш: Чревато это, Василий Петрович.

З: Сейчас уж все равно. Что так, что так. Наливай.

Шустров наливает. В этот момент оживает селектор.

Глас Софьи Ивановны: Василий Петрович, к вам здесь пришли.

Шустров: (шепотом). Нас нет…

З:: (тоже шепотом) Нельзя. Она по громкоговорящей. (В микрофон Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий) В чем дело?

Глас С.И: Здесь из 5-ого цеха токарь пришел. Про Общество спрашивает. Я пошевелила мозгами, вам будет любопытно…

З: (шепотом, Шустрову) Стремительно в банкетный! Оба! (В микрофон) Пропустите, Софья Ивановна.

Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет заходит рабочий

Рабочий: Я Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий, Василий Петрович, вот по какому вопросу. Здесь у нас утром секретарь прогуливался, в Общество трезвости агитировал. Ну, мы с ребятами посоветовались и решили записаться. А где, не знаем.

З: И сколько же вас, таких ребят?

Р: Пока четырнадцать. Другие смущяются.

З: И что все-таки, все непьющие?

Р: Почему Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий, выпиваем.

З: И пришли записываться в Общество трезвости! Ну вы даете!

Р: Мы как запишемся – перестанем.

З: С чего бы это?

Р: Охоты большой не испытываем. Ранее ведь как было: если не пьешь, означает нездоровой либо того ужаснее – сектант. Вот и приходилось. А сейчас, выходит, совершенно не непременно. Мы и решили.

З Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий: Эх, ребята, ну чтобы вам сразу-то…

Р: Такие дела с бухты-барахты не делаются. Так где записываться?

З: А прямо тут и можно. Вот бумага, пишите: «От такого-то и такого-то, заявление…»

За сценой слышится возня, а позже разудалый глас Самохина: « Без меня для Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий тебя, возлюбленный мой…» Рабочий останавливается и недоуменно глядит на Заморенова. А тот застыл как будто соляной столб.

Р: Может, я в другой раз?

З: Нет!… Ты, брат, пиши, пиши. А на это не обращай внимания. Это… Это самодеятельность репетирует, к праздничку… Означает, «Заявление. Прошу принять меня в ряды…»

За Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий сценой опять слышится возня, потом гул разбитого стекла и глас Самохина: «Ты мне рот не затыкай! У меня душа поет! Без меня для тебя…» Рабочий вопросительно глядит на Заморенова.

-Не обращай внимания… Это к праздничку… Ты пиши: «в ряды членов».

За сценой шум жестокой борьбы. Дверь будто бы от удара Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий ноги распахивается и на пороге растет Самохин. В лихой пляске проходит он по кабинету и останавливается около стола. А остановившись, внезапно трезвеет.

С: Ну, начальник, достал ты Самохина. Все, пиши меня в свое Общество. Пылай оно огнем!

Потом, говоря словами классика, следует немая сцена, с той только различием, что Шустров и Самохин скрываются в боковой двери, а в кабинет входит рабочий у нас по сцене суетится Шустров, знаками призывая быстрее закрыть занавес.


shtrihi-k-istorii-razvitiya-fiziki-doklad.html
shtrihovanie-i-kombinirovanie-cvetov.html
shtrihovoj-kod-dlya-malorazmernih-upakovok.html